Замки из песка – Ответ Виктору Шленкину (часть 2)

This post is the second part of my reply to Victor Shlenkins criticism of my journey. Also see the first part of my response. Victor has a doctorate in biblical studies and his original essays can be seen here in Russian (part a, part b).

1. Об опасностях воспитания необразованного фундаменталиста

Я понимаю важность академического консенсуса и уровень скептицизма, с которым воспринимаются идеи, поступающие из-за пределов данного консенсуса, в особенности со стороны мирян. Поэтому, если бы я заявлял о чем-то радикальном или необычном, вполне понятно было бы обращение к моему академическому опыту для выяснения уместности моих притязаний. Но даже в этом случае эпистемически неоправданно отвергать какие-либо идеи лишь на основании того, что их выразитель не обладает теми или иными учеными регалиями. В конечном счете, это аргументы и свидетельства, представляющие факты и подтверждающие обоснованные убеждения, а не личный авторитет.

Однако в моем случае никакие новые или необычные идеи предложены не были. История изобилует примерами подобной критики, начиная с Маркиона Синопского [1] и Порфирия [2]. Подобно им ученые-иудаисты и библеисты-миряне отрицали богословскую идею того, что новозаветный Иисус и Яхве иудейской Библии – одно и то же лицо. Это узко конфессиональная доктрина одной религии, и различные христианские авторы не раз предпринимали попытки примирить между собой жестокость Ветхого завета с пацифизмом Евангелий [3]. Некоторые заявляли даже, что ветхозаветная жестокость является неисторичной, другие возражали, что она не только исторична, но и нравственно оправдана. На эту тему было сломано немало копий, и не стоит высокомерно сбрасывать ее со счетов, как какую-то пустую безделушку. При всем моем уважении к ученым заслугам Виктора, мне кажется, сведение разговора к обсуждению моих академических достижений некорректно. Относительно заявления о том, что корень моих убеждений лежит в моем фундаменталистском прошлом, хочу привести ряд возражений.

a. Является ли фундаменталистское воспитание главным фактором при обращении к атеизму? Было высказано мнение, что такие люди как Барт Эрман или я сам отошли от веры из-за того, что ранее исповедовали резко консервативную форму христианства. Несомненно, ряд ученых-библеистов, отошедших от веры, были когда-то фундаменталистами. Например, известный ученый-атеист Гектор Авалос в свое время был пятидесятником-евангелистом [4], а Роберт Фанк, возглавляющий сейчас Семинар Иисуса, пламенным уличным проповедником [5]. При этом многие библеисты-миряне оставили веру, будучи приверженцами умеренных или либеральных форм христианства. Например, Элейн Пэйджелс [6] так же, как Роберт Каргилл [7], принадлежала к евангеликам-центристам. Герд Люддеманн не одно десятилетие провел в лоне лютеранства прежде чем жизненные пути привели его к атеизму [8]. Майкл Гулдер, один из самых плодовитых библеистов последнего столетия, прежде, чем стать атеистом, был англиканским священником [9]. Дон Куппитт 40 лет был англиканским теологом [10]. Морис Кейси учился на англиканского священника, когда потерял веру и сменил акцент в карьере, став светским ученым-библеистом [11]. Лерон Шульц был ведущим богословом прогрессивного христианского движения, когда стал атеистом [12]. Майкл Куган, атеист и один из наиболее уважаемых исследователей Ветхого завета, в свое время был католическим священником [13], так же как Джон Доминик Кроссан, (возможно, наиболее цитируемый из всех ныне живущих авторов, исследователь исторического Иисуса [14]), ставший теперь”христианским атеистом” (он называет себя христианином, но считает, что это метафорическая проекция человеческого разума) [15]. Вот лишь немногие из примеров, которых более чем достаточно для обоснования тезиса о том, что фундаментализм не является главной причиной секуляризации христиан. Множество людей с самым разным прошлым отходят от веры, включая тех, кто обладал глубоким и прогрессивным пониманием библеистики и теологии.

б. Можно ли отвергать идеи автора из-за его происхождения? Представьте себе, что я говорю: “Единственная причина, почему Виктор стал христианином, это то, что он вырос в Советском Союзе, в атмосфере консервативного атеизма, против которой он восстал, выбрав противоположный вектор развития”. Было бы это веской причиной отвергать нынешнее религиозное кредо Виктора? Конечно нет, и большинство людей согласится, что с подобной риторикой что-то не так. Говоря языком философии, это совмещение двух неформальных заблуждений – генетической ошибки [16] и обращения ad hominem [17]. Подобные маневры призваны отвергнуть пропозиционное заявление через а) указание на происхождение данного заявления и б) отвержение человека, делающего это заявление. Это в равной степени сомнительные средства отыскать истину. Я не стал бы пытаться объяснить веру Виктора тем, что когда-то ему ее внушили (поскольку внушить можно и истинные знания), а Виктору не следует пытаться объяснить мои воззрения тем, что это реакция на фундаментализм (поскольку можно вследствие отрицания приобрести и истинные убеждения).

2. О парадоксальном статусе Библии как “Слова Божьего”

a. Зачем фокусировать внимание на проблемах Ветхого Завета, если и в Новом Завете их достаточно? Я согласен с тем, что в Новом Завете присутствуют очевидные несоответствия. Виктор указывает на такие вопросы, как синоптическая проблема, а также наиболее вероятная неоригинальность известного нам окончания Евангелия от Марка (хотя он и не упоминает о том, что существует не одно, а целых четыре различных окончания в сохранившихся манускриптах). Думаю, мы с Виктором согласимся, что это серьезные проблемы для тех, кто хочет видеть Библию совершенным и безошибочным текстом. Я даже пойду дальше и скажу, что это скорее подтверждает, что мы имеем дело с полностью человеческой, а вовсе не богодухновенной книгой. Тем не менее, я не понимаю, почему наличие проблем в Новом Завете должно сгладить мои разногласия с жестокостью Ветхого Завета. У меня своя история. Для некоторых исследователей Библии новозаветный текстуальный критицизм был тем ушатом холодной воды, который пробудил их от догматической дремоты, для меня же эту роль сыграл Ветхий Завет.

б. Вера в непогрешимость Библии – это библиомания? Во-первых, сами библейские авторы заявляли, что Священное Писание не содержит ошибок (Пс.11:7, Мф.5:18, 2Тим.3:16). Во-вторых, иудеи и первые христиане считали, что общие для них священные тексты являют собой исключительно Божье Слово. Это следует из писаний таких отцов церкви, как Ириней, Климент Алексанрийский, Ориген и др., а также того, что иудеи считали даже Септуагинту (греческий перевод еврейской Библии) богодухновенной и непогрешимой [18]. В-третьих, христиане на протяжении всей истории Церкви верили, что Библия не содержит ошибок, даже когда официальная доктрина ее непогрешимости еще не была сформулирована. Именно поэтому в Средние века католики относились к Библии как к святыне. Реформация Лютера и Кальвина также была основана “только на Писании”. И в конце концов, проблематично само это утверждение: ведь если Виктор прав и вера в непогрешимость Библии – библиомания, значит большинство христиан на протяжении веков были идолопоклонниками, строившими свою веру на фундаментальном заблуждении. Это ставит нас перед вопросом: почему Бог дал Свое откровение столь запутанным образом?

в. Могут ли подобные текстуальные проблемы исходить из божественного источника? Я согласен с Виктором (и рядом исследователей-библеистов), что в Библии есть расхождения, противоречия и несоответствия. Мы также согласны в том, что критика текста, источников, формы и редакции ставит евангеликов  перед сложными и неудобными вопросами. Наши различия начинаются в моем убеждении, что книга, претендующая на божественное откровение, не должна создавать подобных проблем. Если вы подойдете к изучению Библии без глубокой христианской веры, способной примирить между собой все возникающие противоречия, и попытаетесь разглядеть в ней откровение, которого можно было бы ожидать от любящего Бога, вы придете к тем же выводам, что и я.

Если Бог существует, и это Бог добрый, желающий ясно донести Себя посредством письменного слова, можно было бы ожидать, что Его слово не будет изобиловать ошибками, несоответствиями и другими чертами, обычно сопровождающими человеческие записи. Подобные текстуальные проблемы ослабляют доверие к тексту и его автору и усложняют его понимание, что кажется противоположным божественному сотериологическому замыслу, на который ссылаются христиане. Ясно, что проблема состоит не в том, что подобная задача невыполнима, поскольку множество произведений, созданных людьми (некоторые из которых написаны несколькими авторами, излагавшими различные части одной и той же истории), не содержат в себе подобных ошибок и противоречий. Поэтому я утверждаю, что если бы и существовал всемогущий Бог, желающий общаться с миром посредством письменного слова, Он создал бы текст, не имеющий в себе подобных несоответствий.

г. Могут ли присутствовать академические тонкости в универсальном откровении? Как уже упоминалось выше, для исследования Библии требуется тщательная подготовка, знание многих тонкостей и нюансов. Я согласен с тем, что понимание древнего текста (в том числе библейского) – непростая задача. Существует множество трудностей, возникающих из-за эволюции языка в различные формы hapax legomena (термин “hapax legomena” используется для описания слова, лишь однократно употребленного в каком-либо литературном памятнике, написанном на мертвом языке). Имеющиеся в нашем распоряжении библейские тексты содержат в себе немало подобных трудных мест, которые делают их интерпретацию крайне сложной и сомнительной.

Если наша предпосылка состоит в том, что Библия – это божественное откровение, призванное снабдить христиан всем необходимым для проповеди божественного послания, то наличие академической подготовленности для ее правильного восприятия контрпродуктивно. Более того, оно является отрицательным свидетельством того, что Библия – это божественный документ, призванный быть понятным всем. Как я уже отмечал, не этого мы ожидаем от доброго Бога, который хочет ясно донести свое послание до каждого человека. Если подобный Бог существует, он не будет создавать откровение, правильное понимание которого (не ведущее к ереси, отступничеству или основанию новой деноминации) потребует как минимум степени магистра богословия.

3. О необходимости христианского теизма для этики

a. Следует ли отвергнуть атеизм на том основании, что он не предлагает никакого смысла или цели жизни? Эта логическая цепочка обращается лишь к следствию и ничего не говорит об истине. Оно эквивалентно высказыванию “Если Санта Клауса нет, то нет и подарков! А поскольку мы не хотим мира без подарков, Санта Клаус существует!” Нежелательные последствия какого-либо заявления не имеют ничего общего с истинностью этого заявления. Что, если отсутствие смысла в нашей жизни – это факт (хотя я не считаю, что это так)? Была бы констатация неприятности этого факта доказательством его ложности? Нет, истина остается истиной, несмотря на последствия. Поэтому да, атеизм не указывает никакого смысла жизни, он даже не пытается этого сделать, точно так же, как утверждение, что зубной феи не существует ничего не говорит о гигиене полости рта. Но теизм также не говорит о смысле жизни. Можно придерживаться теизма и при этом считать, что жизнь не имеет смысла. Возможно, Бог создал людей с той же целью, что и дерево, которое бросают в огонь, и больше ни для чего? Но это уже не теизм, это дополнительная богословская концепция, объясняющая смысл жизни. Точно так же атеисту, чтобы найти смысл в своем существовании, необходимо обратиться к трудам философов-экзистенциалистов и обосновать смысл своей жизни в знаниях о человеке и окружающей реальности, а не в знаниях о богах и богинях.

б. Неужели нет никаких оснований для существования объективных этических ценностей без Бога? Будучи солидарен со всем христианским миром и в первую очередь (хотя и не со всеми) христианскими философами, Виктор догматически утверждает, что существование Бога необходимо для наличия объективных этических ценностей. В мою бытность христианином я сам эхом повторял это сентиментальное утверждение и даже потратил немало часов на его защиту. Но так ли это? Вовсе нет. Я не считаю, что факт существования Бога когда-либо мог служить основой для создания нравственных ценностей, напротив, такой основой мог быть факт только нашего существования. К примеру, мы знаем, что если ударить человека острым предметом, это причинит ему боль и вред – это объективный факт. Это не субъективное мнение, а объективная нравственная оценка. Мы не намерены причинять кому-либо вред, но позвольте мне упрощенно представить вам две альтернативы объяснения данного действия. С точки зрения христиан, так делать нельзя,  “потому что так сказал Бог, и он вас накажет, если вы не будете его слушать”. С точки зрения светского человека, этого делать нельзя, “потому что это зло, а совершение зла в отношении других людей приведет к созданию более злого мира, жить в котором будет опасно для жизни и здоровья”. Я более подробно останавливался на этом во второй части своего интервью, расширенную версию которого можно прочитать в моем блоге [19].

Важно отметить, что хотя некоторые христиане страстно отрицают возможность морального реализма вне Бога, большинство экспертов по этике с этим не согласны. Крупнейшее мировое исследование, в котором приняли участие 3000 философов,  показало, что 85,4% из них не верят в Бога, но при этом лишь 27,7% принимают нравственный анти-реализм (отсутствие объективных моральных ценностей) [20]. Это значит, что подавляющее большинство философов докторов наук не являются ни (a) теистами, ни (б) этическими релятивистами. Конечно, я не заявляю, что натуралистический нравственный реализм является истиной лишь потому, что так заявляют эксперты, но призываю христиан, делающих догматические заявления относительно его невозможности, ознакомиться с работами данных экспертов и более серьезно поразмышлять на эту тему.

И наконец, я хочу отметить, что существуют другие свидетельства, говорящие о ложности данного аргумента. Если следствие является фактом, мы не должны отвергать истину лишь на том основании, что она нам не нравится. Есть лишь один способ, при помощи которого Виктор может сделать такой вывод, избежав логической ошибки, – это если бы объективные моральные ценности действительно существовали, а атеизм отрицал этот факт,  можно было бы сделать вывод о его ложности. Однако, доказав факт наличия объективных моральных ценностей (использовав, например, такой логический аргумент, как категорический императив Канта), мы докажем, что нравственные ценности существуют по причине логической необходимости, а не по причине Бога. Таким образом, для создания первой предпосылки данного доказательства (что нравственные ценности существуют) необходимо отвергнуть вторую предпосылку (что только Бог может даровать нравственные ценности). В противном случае, если нравственные ценности имеют свое основание в Боге, существование которого мы не можем  доказать, мы не можем подтвердить и характеристик из которых берут свое начало нравственные ценности.

в. Повлияла ли Библия на современную этику? Не были бы мы без нее примитивными варварами? Одно из самых распространенных христианских утверждений состоит в том, что Библия – это самая лучшая этическая модель в мире, неизвестная нигде ранее, и именно этика отличает ее от всех религий мира. Столь смелое заявление берет свое начало в простом историческом невежестве и ни в чем больше. Если мы посмотрим на Ветхий Завет, то увидим законы, абсолютно синонимичные другим древним законам, например Законам Хаммурапи или Кодексу Ур-Намму. Библеисты уже давно обнаружили десятки ближневосточных документов, на которых записаны этические и юридические аналоги текстов Ветхого Завета [21]. Новый Завет также не уникален. Например, одна из жемчужин новозаветной этики – Золотое правило – существовало в культурах многих народов столетия ранее времени жизни Иисуса. Античные философы и религиозные деятели, такие как Заратустра, Будда, Конфуций, Исократ и другие, сформулировали “золотое правило” по крайней мере на пять столетий раньше Христа [22].

Так как же на полном серьезе можно утверждать, что подобная этика возникла лишь благодаря христианской культуре?  Что мы скажем о движении моизма [23], возникшем в древнем Китае в 500 г. до н.э., которое призывало к “всеобщей любви” по отношению ко всем людям? Как насчет  джайнизма [24], который насчитывает как минимум 3000-летнюю историю учения о трех столпах: пацифизме, смирении и щедрости? Что мы скажем о народе мариори, жившем в Новой Зеландии [25], который никогда не знал войны и был полностью истреблен в XIX в, потому что не мог причинить вред другому человеку? Мне кажется, утверждение, что ценимые в наши дни добродетели берут свое начало исключительно в христианстве, – свидетельство крайне эгоистичного понимания истории. Там, где были люди, всегда существовали нравственные системы, оправдывавшие либо добрые понятия (мир, благотворительность, справедливость и т.п.), либо злые (насилие, ненависть, несправедливость и т.п.).

Примечания

[1] “Marcion of Sinope – Teachings.” Wikipedia. 31 Jan 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Marcion_of_Sinope#Teachings>

[2] Porphyry, and R. J. Hoffmann. Porphyry’s Against the Christians: The Literary Remains. Amherst, NY: Prometheus, 1994.

[3] Rauser, R. “The Bible and Violence: A Bibliography.” 1 Feb 2016 <http://randalrauser.com/2014/04/the-bible-and-violence-a-bibliography/>.

[4] “Hector Avalos.” Wikipedia. 1 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Hector_Avalos>.

[5] “Robert W. Funk.” Westar Institute. 1 Feb. 2016 <https://www.westarinstitute.org/membership/westar-fellows/fellows-directory/robert-w-funk/>.

[6] “Elaine Pagels.” Wikipedia. 1 Feb 2016. <https://en.wikipedia.org/wiki/Elaine_Pagels>.

[7] “About Dr. Robert R. Cargill.” Robert R. Cargill. 1 Feb 2016 <http://www.bobcargill.com/my-story.html >.

[8] “About Dr. Gerd Ludemann.” Gerd Lüdemann’s Home Page. 1 Feb 2016 <http://wwwuser.gwdg.de/~gluedem/eng>

[9] “Michael Goulder.” Wikipedia. 1 Feb. 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Michael_Goulder>.

[10] “Don Cupitt.” Wikipedia. 1 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Don_Cupitt>.

[11] “Maurice Casey, My Friend: A Remembrance.” The Bible and Interpretation. 1 Feb 2016 <http://bibleinterp.com/opeds/2014/05/wes388023.shtml>.

[12] “Curriculum Vitae.” ‘LeRon Shults’. 1 Feb 2016. <http://www.leronshults.com/my_weblog/curriculum-vitae.html>.

[13] “Michael Coogan.” Wikipedia. 1 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Michael_Coogan>.

[14] “John Dominic Crossan.” Wikipedia. 1 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/John_Dominic_Crossan>.

[15] Craig, William Lane. “Rediscovering the Historical Jesus: Presuppositions and Pretensions of the Jesus Seminar.” Faith and Mission 15 (1998): 3-15. <http://apollos.ws/jesus-seminar/Presuppositions%20and%20Pretensions%20of%20the%20Jesus%20Seminar.pdf>

[16] “Genetic Fallacy.” Internet Encyclopedia of Philosophy. 1 Feb 2016 <http://www.iep.utm.edu/fallacy/#Genetic>.

[17] “Ad Hominem.” Internet Encyclopedia of Philosophy. 1 Feb 2016 <http://www.iep.utm.edu/fallacy/#AdHominem>.

[18] Sawyer, M. J. “The History of the Doctrine of Inspiration From the Ancient Church Through the Reformation.” 8 Feb 2016 <https://bible.org/article/history-doctrine-inspiration-ancient-church-through-reformation>.

[19] Stasyuk, Y. “How Do Atheists Ground Morals?” The Reluctant Skeptic. 4 Feb 2016. <http://yuriystasyuk.com/life-after-faith-how-do-atheists-ground-morals/>.

[20] “Survey Results” PhilPapers. Centre for Digital Philosophy at University of Western Ontario. 4 Feb 2016. <http://philpapers.org/surveys/results.pl>.

[21] Matthews, V.H., and D.C.Benjamin. Old Testament Parallels: Laws and Stories from the Ancient Near East. New York: Paulist, 1991. Print.

[22] Stasyuk, Y. “The ‘Golden Rule’ Has Been around for Hundreds of Years before Jesus.” Facts about Religion. 8 Feb 2016 <https://factsaboutreligion.wordpress.com/2015/01/07/the-golden-rule-has-been-around-for-hundreds-of-years-before-jesus/>.

[23] “Mohism.” Wikipedia. 8 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Mohism>.

[24] “Jainism.” Wikipedia. 8 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Jainism>.

[25] “Moriori People.” Wikipedia. 8 Feb 2016 <https://en.wikipedia.org/wiki/Moriori_people>.